0 0 3137

Назад в будущее Проза: Повести

Назад в Будущее

Нет ничего отважнее, чем победа над самим собой.
Эразм Роттердамский

Вечернюю тишину улицы Надежды Островской разорвал стремительно промчавшийся седан, цвета металик. Владельцу сейчас больше всего хотелось попасть в «пробку», застрять в бесконечном потоке машин на час другой, тогда уже можно было бы и не ехать на эту встречу. Но все как - будто было против хозяина железного коня. Маме нужно было идти на день Рождения тети Лизы, погода стояла отличная, дорога была свободной, все светофоры показывали зеленый свет.
«- И зачем я туда еду? Может меня там никто и не помнит. Хотя это вряд ли. Такую неудачницу сложно забыть. К тому же, я уже в который раз получила приглашение.… Наверняка помнят».
А вот и это здание, Майя могла его распознать среди тысячи подобных, хоть и не видела его уже 10 лет. Боже мой, 10 лет… Целых 10 лет ее не было здесь, а ненависть к этому зданию не утихла, просто спала.
«- Поворачивай обратно! Ну же, пока не поздно!»- лихорадочно твердила себе Майя. Но, увидев, что привлекла внимание дымящей сигаретами группку людей, поняла, что дороги назад нет. «Небось, гадают, кто это подкатил. А может, их просто авто заинтересовало».
«- Спокойно, Майя. Все будет хорошо. Ты уже не та 17 летняя дурочка. Что они могут мне сделать? Правильно – ничего! Главное, чтобы он не пришел».
Тонкая кисть с красивым, но аккуратным маникюром легла на ручку дверцы авто, легко ее нажала и толкнула вперед. В салон, где было так тепло и уютно, вдруг ворвался холодный поток февральского воздуха, проник он и в ее сердце. Решив не оглядываться на толпу курящих, быстро поставила седан на сигнализацию и зашагала в сторону огромных входных дверей, украшенных, зачем-то, шариками. Еще несколько шагов и вот она здесь, в месте, где прошли ее худшие годы жизни – в ее школе.
Здесь будто все кричало, что сегодня 10 годовщина их выпуска, выпуска 1996 года: огромный плакат, шарами выложенная десятка, везде какие то флажки, бантики, гирлянды. Майе снова захотелось бежать, но она напомнила себе, что не имеет права на слабость, прошло то время, когда она убегала, если им не нравится мое общество – пусть сами уходят.
«- Я то, уж точно, плакать не буду».
Она прошла по до боли знакомому холлу школы, ее школы номер 6, теперь это уже элитная гимназия. Нет, это была все та же школа номер 6. Ноги сами понесли ее на второй этаж, где она сразу попала на регистрационный стол, «владычицу» регистрационных талончиков и журнала Майя узнала сразу же. Екатерина Васильевна Кроль, неизменный учитель рисования. Когда же Майя подошла, поняв, что надо хотя бы с кого-то начать беседу, не молчать же и скрываться весь вечер, к ее удивлению, Екатерина Васильевна ее не узнала.
«- Странно, ведь я совсем не изменилась».
Преподаватель ей улыбнулась и вежливо спросила фамилию и имя для записи в журнале.
- Майя Игоревна Лепицкая.
Екатерина Васильевна удивленно подняла на нее глаза, затем бесцеремонно осмотрела, затем снова сфокусировалась на лице.
- Майя? Не может быть. Тебя не узнать.
- А я вот Вас сразу узнала, Екатерина Васильевна. Может быть, дадите записаться в журнале, а иначе, зачем Вы здесь сидите?
Педагог молча вручила ей журнал и ручку, все еще продолжая рассматривать бывшую ученицу.
- Ты очень изменилась, Майя. Такой хорошенькой стала.
От, казалось бы, комплимента, Майю передернуло, как от порыва самого холодного ветра.
- Готово, бюрократия соблюдена. Теперь мне нужно идти.
Куда идти? Зачем? Да просто ей хотелось уйти от этого разговора и от возможных расспросов, ей не хотелось делиться ничем личным. Потому Майя пресекла на корню уже видимый порыв к интервьюированию ее бывшим учителем и зашагала дальше по коридору второго этажа. Школа была переполнена людьми, кажется, весь мир пришел поглазеть на нее.
Ни разу после выпускного вечера Майя больше не возвращалась в школу, это была ее первая встреча выпускников за долгие годы. Она не знала, куда нужно идти, знала лишь цель подобных встреч – похвастать своими достижениями, выставить на показ себя. Майя не любила делать ни то, ни другое. Впервые за долгое время у нее был отпуск, и меньше всего ей хотелось тратить бесценное свободное время на такие глупости.
«- Лучше бы на могилу к отцу еще раз сходила»- подумала Майя, и ее тут же одолела печаль. Ее отец – Игорь Петрович, умер 3 года назад, отец был, пожалуй, единственным ее настоящим другом. Смерть забрала у нее не только папу, но и друга, советчика и помощника во всем.
Кто–то случайно задел ее, и Майя вернулась с небес на землю. Молодой человек, толкнувший ее, тут же извинился и улыбнулся, пытаясь узнать человека, стоящего перед ним. Майя же узнала его сразу.
- Привет, Леша.
Ему стало явно не удобно, что его знают, а он никак не может идентифицировать стоящую перед ним симпатичную девушку.
- Неужели не узнаешь? Помнишь Майю Лепицкую?
- Майя? Это ты?- удивлению Алексея Смирницкого не было предела,- Не может быть. Ни за что бы тебя ни узнал. Какая ты стала!
Если бы не толпа, в центре которой они стояли, не начала их толкать так сильно, он бы, пожалуй, еще долго приходил в чувства. Но это, наконец, отвлекло Алексея и он, придя в себя, сказал:
- Идем, там многие наши уже пришли.
Он взял ее за руку и повел в сторону их класса. Майе больше всего захотелось вырвать свою руку и убежать прочь. Но было уже поздно, сейчас она увидит тех, кто делал ее жизнь на протяжении 11 лет просто невыносимой. Вот уже и дверь их класса, еще несколько метров и…
- Смотрите, кого я привел!- радостно закричал Алексей, прямо как в школьные годы.
Все, как по команде, повернулись в ее сторону. Она почувствовала себя экспонатом на выставке. Но это чувство быстро сменилось удивлением, похоже, никто не мог узнать ее – Майю, серую мышь. «Наверное, поэтому и не узнают, зачем им меня помнить? Но все-таки обидно как-то, 11 лет ведь учились вместе».
- Я тоже ее не сразу узнал!- продолжал вопить Алексей,- Это же Майя!
Неуютное молчание, наконец, было нарушено хриплым женским голосом.
- Ты что пластическую операцию сделала?
Майя могла даже, не глядя определить, кому принадлежал этот голос. Как часто она слышала его раньше, слишком часто…
- Нет, Карина, не делала.- Майя и сама удивилась, как спокойно она проговорила эту фразу, ее голос не сорвался, как это всегда было в школе.
- Кариночка, ну, что ты такое говоришь. Майя совсем чуточку изменилась.
- Здравствуйте, Тамара Михайловна. Рада Вас видеть. Как Вы?
Майя подошла к своей классной руководительнице и обняла ее.
- Потихоньку, Майя. Дай-ка я на тебя посмотрю. Какие же вы у меня все взрослые стали,- по щеке преподавателя скатилась слеза. – Рассказывай как у тебя жизнь?
Больше всего Майя боялась этих расспросов. Она не хотела делиться ничем с этими людьми, это, конечно, не касалось Тамары Михайловны, но не выведет же она ее за руку из класса. Эти хаотичные мысли нарушил голос все того же неугомонного Алексея Смирницкого, но на сей раз, она была ему признательна.
- Тамара Михайловна, там уже концерт начинается, давайте после него и поговорим.
И все шумной толпой двинулись в сторону актового зала, где их ждал подготовленное заранее выступление школьников и чуткие речи педагогов. Майя под предлогом того, что хотела посмотреть свой бывший класс, не пошла со всеми. Ей нужно было перевести дыхание.
Майя прошлась по классу, села за свою парту, последняя парта, так называемая «Чукотка», в ряду возле стены. Подошла к шкафу со школьной утварью, дошла до зеркала.
«Неужели я так сильно изменилась?». В отражении она видела все ту же девчонку, длинные светлые волосы медового оттенка, конечно, сейчас это были уже не косы, как в школе; те же серые глаза, теперь лишь немного подкрашенные; та же строгая одежда, только купленная в бутике. «Неужели и правда так изменилась? Но их то я всех узнала». Тут размышления Майи были прерваны резко открывшейся дверью в класс. В зеркале она увидела вошедшего и обомлела, она так надеялась, что он не придет. Сейчас бы ей хотелось, чтобы здесь было как можно больше людей, но… Сделав усилия над собой она обернулась к двери. Нужно сказать, что вошедший был не менее изумлен.
«Может и он не узнает, а я скажу какую-нибудь глупость и быстро исчезну отсюда».
- Здравствуй, Майя.
- Привет, Глеб,- воцарилось молчание, некомфортное молчание,- Хоть ты узнал меня.
- Узнал? Ты почти не изменилась.
- Другие так не считают.
- Я не другие.- Глеб словно очнувшись, продолжив уже более беззаботным тоном.- Рад тебя видеть. Давно мы не виделись.
- С выпускного.
- Да, я помню,- последние слова он сказал с какой то еле уловимой грустью.- Как жизнь? Где работаешь?
- В целом у меня все хорошо. Только вот отец три года назад умер,- Майя не знала, зачем она сказала про отца, просто захотелось поделиться.
- Мои соболезнования.
- Спасибо. Глеб, а что мы тут стоим, там уже концерт давно начался. Идем.
«Может оттуда удастся незаметно выбраться». Но она похоронила эту мысль, как только увидела, что ей придется сидеть возле Тамары Михайловны с одной стороны и Глебом с другой. «Что ж посмотрим концерт». Майя даже позабыла о своем внутреннем состоянии, когда увидела детей, выступающих на сцене. Ее губы тронула мягкая улыбка, которая делала ее лицо совершенно иным. Милым, добрым и детским.
Майя и оглянуться не успела, как концерт подошел к концу.
- Ну, что, Глеб, Майя, идемте в класс. Поговорим.
«То есть устроим ярмарку «кто круче»». Перефразировала для себя последние слова Майя.
Удивительно, но волнение ее больше не одолевало. Она будто посмотрела на ситуацию другими глазами, глазами взрослого человека, а не той 17 летней неудачницы, над которой все подтрунивали.
Они уже подходили к классу, как вдруг у Майи зазвонил телефон.
- Прошу прощения, я отойду на минутку.
- Я тоже скоро приду, а вы пока поболтайте без меня,- сказала Тамара Михайловна.
Майя отошла к окну в боксе, где находился ее класс. Ее сердце замерло, когда она посмотрела на исходящий номер. Девушка любезно поздоровалась. Затем она лишь слушала, причем так внимательно, словно каждое слово было на вес золота. Еще пара секунд и прекрасная улыбка озарила ее лицо.
- Это правда? Скажите, Вы не шутите?
- Конечно, нет, мы с такими вещами не шутим.
- Вы даже не представляете, что Вы для меня сделали. Завтра в 9, нет, в 8 я буду у Вас. До свидания и… Спасибо.
Одухотворенная и окрыленная Майя быстро поспешила в класс, сделать, что там еще полагается по регламенту и быстро домой, завтра у нее слишком ответственное дело. Она уже подошла к входу в класс, когда услышала знакомый хриплый от курения женский голос. Карина пылко излагала следующее:
- Вам, что больше говорить не о ком?! Нашли тему – эту серость. Приехала тут на дорогой тачке, а вы нюни и развесили.
- Ну почему ты такая злая, Карина?- этот голос она тоже отличит из миллиона, Глеб за нее вступился.
И в этот момент что-то переменилось в самой Майе, такого прилива сил и энергии она еще никогда не чувствовала. Казалось, она может горы свернуть. «Да кто такая эта Карина?». И с решительностью львицы, она зашла в класс. Воцарилось молчание.
- Ну, что же ты, Карина, молчишь? Что такое, в лицо труднее говорить?
- А мне без разницы, могу и в лицо тебе сказать! Думаешь, если приехала на дорогой тачке, все поверят, что ты стала успешной? Ха, в лучшем случае взяла ее у кого-то.
- Тебя, как я посмотрю, очень волнует мое транспортное средство? Ты бы лучше за своей речью и внешним видом смотрела. Здесь все-таки школа, а то, что ты надела… это немного для других мест времяпрепровождения.
Карина была шокирована дерзостью Майи, тихони, которая слова ей поперек сказать не могла. Но больше всего Карину взбесили смешки одноклассников. Как они смеют смеяться над королевой их выпуска.
- Кто ты такая, чтобы мне указывать, как одеваться? Ты, что носила два года одну юбку и два свитера.
Майю поразила бестактность ее одноклассницы, тогда ее семья действительно переживала очень тяжелые времена, папа болел… «Как у нее язык повернулся».
- Небось, мужичка богатенького нашла. Он тебе и личико подкорректировал.
- Карина, замолчи, - крикнул на нее Глеб
- Глеб, не нужно.
- О, рыцарь снова вступился за свою принцессу. Как мило, опоздал Глебушка, у нее уже новый принц.
Лицо перекосилось от злости к этой выскочке. Майя, увидев это, дотронулась рукой до его плеча, это тут же его отвлекло.
- Ну, что же, рада была многих видеть. Но, мне нужно идти. И это не из-за тебя, Карина, можешь не думать. Прошли те времена…
- Времена прошли, а ты так и осталась неудачницей!
Майя снисходительно улыбнулась и спросила:
- Карин, а кем ты работаешь?
Карина выпрямилась, высоко подняла голову и величаво произнесла:
- У меня то хорошая работа, я секретарь на одной крупной фирме.
- Да, ты права у тебя очень ответственная работа, я бы сказала даже вредная. А вот я, Карин, добилась, безусловно, не так многого как ты - я простой хирург.
Насмешливая ухмылка тут же исчезла с грубого лица Карины.
- Хоть, у меня и не такая, как у тебя престижная работа,- Майя продолжала иронизировать, - а машину я себе уже сама купила, странно, что ты этого еще не сделала.- Майя почувствовав, что победила, сделала паузу, затем сказала уже всем, - Передадите мои извинения Тамаре Михайловне. И хорошего вам вечера.
Когда Майя была уже у двери, она обернулась, сама не зная для чего, но увиденное ее изумило. Все смотрели ей в след, и весь ее класс смотрел на нее, на Майю - серую мышку с… восхищением, ну почти весь, одна пара светилась нескрываемой злостью. «Боже мой, это я вызвала у них у всех такие яркие эмоции?». Майя улыбнувшись, плавно и неспеша покинула класс, покидала она его триумфатором.
Когда Майя была уже у машины, ее нагнал Глеб. Ему не хотелось вот так ее отпускать. Он чувствовал недосказанность, и срок ее выдержки ровнялся десяти годам.
- Майя, не уезжай вот так. У меня такое ощущение, что если ты сейчас уедешь, мы больше не увидимся, а если и увидимся, то снова через много лет.
Девушка улыбнулась.
- Глеб, я не убегаю, а начинаю новую жизнь. И меньше всего мне сейчас хочется загадывать наперед. Знаешь, ты будешь смеяться, но я жутко боялась встречи с тобой, да и со всеми остальными, если честно.
- Карина тебя сильно обидела на выпускном вечере. Ты должна знать, я не причастен к тому дурацкому розыгрышу.
- Та история давно забыта. Я только сейчас поняла, как сильно меня держало прошлое, и как оно мне не давало нормально жить. Словно невидимые нити тянули меня обратно. Возможно, это связано и с тем, что я не хотела расстаться с воспоминаниями об отце…- Майя глубоко вздохнула,- но папа и без того навсегда останется у меня в памяти.
Воцарилось молчание, которое нарушил Глеб.
- Я не хочу тебя отпускать, Майя.
- Так нужно,- она снова улыбнулась очень мягко,- завтра у меня начинается новая жизнь. Поверь, Глеб, я буду всегда тебя помнить. Спасибо за все.
С этими словами она села за руль авто и исчезла в ночных просторах Москвы.

- Майя Игоревна, Вы во всем уверены на 100 процентов?
- Конечно, не сомневайтесь. Я более чем уверена.
- Это очень хорошо. Раз все улажено, можете пройти в комнату № 10, она Вас там ждет.
- Любовь Григорьевна, моя благодарность не имеет границ,- с трепетом в голосе произнесла Майя.
- Все-все, идите к ней.
Майя пролетела по коридору, но когда была уже у нужной двери, вдруг замерла на пару секунд, но затем уверено открыла ее. В комнате была женщина с младенцем на руках. Она подошла к Майе, в глазах которой уже стояли слезы.
- Держи свое сокровище, Майя, отныне и навсегда это твоя кровинка – твоя дочурка.
Девочка протянула Майе свою крошечную ручонку, а мама лишь плакала и улыбалась.













Комментарии

Ваш комментарий


Laus Deo 05.04.2010

Схожая ситуация была , не любила я школу. Жизненно, грамотно. Спасибо.
Нет ничего отважнее, чем победа над самим собой.
Эразм Роттердамский- СОГЛАСНА!