0 0 3279

Последний бой Проза: Повести

Патронов оставалось впритык. Отстреливаться практически нечем, а душманов не становилось меньше. Теперь нельзя стрелять наугад. Полвзвода не дождались подкрепления... и мы не сможем. Когда оно, это подкрепление, будет? Рация без сбоя вещала помехи, изредка было слышно голос командира, но его слов никто не мог различить.
-Да пошел этот полковник на ...! - возмутился Петров, после очередного сеанса шума в рации. - Хрен чё поймешь!..
-А ты и не пытайся, - усмехнулся Костян. Он лежал за валуном и покуривал сигареты. Чуть не всю пачку скурил, а поделиться в падлу! По фиг ему, что никто из оставшихся не злоупотребляет, но предложить-то можно!
-Прям не знаешь, чё там скажут? - Продолжил Костян, перевернулся на бок и передразнил полковника: - Реббятки, ддержитесь! Поддкрепление иддет!
Послышались нервные смешки. Костян как под копирку сымитировал голос капитана, и даже смог повторить его фирменное заикание. Да только сейчас не до шуток было. Петров осторожно поднял голову над камнями.
-Идут, с...! - проворчал он, и еще раз пересчитал оставшиеся патроны. Все были как на иголках. За что, спрашивается, мы здесь воюем? Только за погибших товарищей отомстить и надо, совесть... или чего еще... не позволит отсюда смотаться, не перестреляв этих гадов!
-Ну что, товарищчи... - ухмыльнулся Костян, - в бой!
-За наших! - заорал Петров, и первый вскочил на ноги. За ним подскочили Костян, Лёха и я.
Блин, сколько чичей понабежало! Передавить бы их танком на фиг! Чтобы больше глаза не мозолили.
Я поудобней перехватил автомат и прицелился. Плавно нажал на курок... одного чича не стало. Только одного! А этих собакиных детей столько собралось!.. Интересно то, что у них не было автоматов. Да, правда, где столько оружия на такую ораву найти? Вот и выставили их вперед как пушечное мясо... А пушек-то нет!
Патроны закончились быстро. Пару щелчков спусковым крючком - и я понял, что конец... Не мне, а им, чичам! Я даже не подозревал, сколько ненависти скопилось у меня за полтора года службы к этим козлам горным!
Я побежал вперед. Кого прикладом автомата вывел из боя, кого ножом пырнул. Казалось, они и не пытались защищаться. Просто шли вперед, а каких-то два десятка солдат были для них обычным недоразумением. Мысль о том, что нас за мух каких-то считают, разозлила меня еще больше. Теперь я сам навязывал им бой. И неизменно успевал всадить нож поглубже. Теперь они словно проснулись и принялись отбиваться. На меня набросились сразу двое. Автомат только мешал, поэтому я запустил им в одного чича. Попал в лицо, разбил ему нос. Я отбивался, как мог. Мало того, что надо было избежать удара "кынжалом", для меня стало необходимым всадить в кого-нибудь из них нож. Не важно в кого первого - я был полон решимости перебить всех горных жителей к чертям собачьим.
Недалеко разорвалась граната. Оглушительный грохот, у меня заложило уши. Земля вперемежку с осколками и кровью взлетела в небо. Я далеко стоял, поэтому даже не почувствовал действия взрывной волны. Только не стало еще нескольких парней, с которыми мы в одном окопе сидели.
Чич, поганец, воспользовался моим секундным замешательством и пырнул кинжалом. Левое плечо пронзила острая боль, я заорал. В отместку я прошелся ножом по его горлу. Душман захрипел и медленно опустился на землю. Добивать его не стал. И не из вредности - типа пусть помучается, просто так получилось. На меня перли еще несколько чичей. Из левого плеча хлестала кровь; я даже пальцем пошевелить не мог. Больно...
Я попытался напасть. Мой неуверенный удар был отражен; нож вылетел из руки. Вот теперь - конец. Голова закружилась, я попытался сжать плечо правой рукой, что бы хоть немного остановить кровь. Левая рука онемела, боль подползала к надплечью и шее. Живот принял мощный удар герца. И как эти сапоги на духе оказались?! Легкие сжались в комок, я согнулся, закашлялся. Этот козел... горный... повалил меня на землю и принялся избивать ногами. В глазах помутилось, кровь смешалась с землей. Теперь жутко ныло все тело, левой руки я вообще не чувствовал. Холодно... Господи, как же холодно! Падая, я видел, как оседал на землю Леха, как бился с четырьмя чичами Костян, как Петров, с кинжалом в животе, пытался дотянуться до горла духа...
Простите, ребята. За все простите. Или хотя бы за то, что не смог отомстить...


Комментарии

Ваш комментарий